АБИТУРИЕНТУ   СТУДЕНТУ   ВЫПУСКНИКУ   СОТРУДНИКУ   РАСПИСАНИЯ


БИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

ГЛАВНАЯ
НАШ ФАКУЛЬТЕТ
ПОСТУПЛЕНИЕ
ПЕРЕВОД И ВОССТАНОВЛЕНИЕ
ОБРАЗОВАНИЕ
НАУКА
ЭТИЧЕСКИЙ КОМИТЕТ
ШКОЛЬНИКАМ И УЧИТЕЛЯМ
СТУДСОВЕТ
БИБЛИОТЕКА
ЭКСПЕРТНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
САЧОК
БЛОГ
ТРУДОУСТРОЙСТВО
АДМИНИСТРАЦИЯ
СВЕДЕНИЯ О СПбГУ
ЗЕЛЕНЫЙ КАМПУС

Авторизация
Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
 

Главная / Новости и анонсы

биофак СПбГУ


17.10.2016 

«Я буду учителем естествознания»

Мария Михайловна Белопольская (Волкова) родилась в селе Путилово Петроградской губернии 17 октября 1916 года.

Родители Марии Михайловны — петербуржцы — работали в селе учителями. Мама преподавала в начальной школе, в которой отец был заведующим и вел физику и естествознание. Жила семья в школьном здании, и с пяти лет мать брала маленькую Мусю на уроки. Мария Михайловна вспоминала: «Я рано начала читать и уже в шесть лет пошла в первый класс, который вела мама. В старших классах математику преподавала моя тетя, а физику и естествознание — отец. Они относились ко мне более строго, чем к другим ученикам, что меня часто обижало. У нас бывали экскурсии на природу, например, в каменоломни, где иногда мы находили окаменелости беспозвоночных. И когда меня спрашивали, кем я хочу быть, я отвечала, что учителем естествознания».

В конце 1920 — начале 1930 годов в СССР постоянно проводились эксперименты в области образования. При приеме в институты действовал «пролетарский ценз» — набор студентов проводился по специальным командировкам, которые выдавались лицам, уже имевшим рабочий стаж. Мария Волкова после окончания восьмилетки уехала в Ленинград и поступила в фабрично-заводское училище (ФЗУ) при Физико-техническом институте. «В ФЗУ готовили рабочих по трем специальностям: токарь, слесарь и фрезеровщик. В нашей группе было 25 человек — в основном, дети интеллигенции; для большинства из них целью обучения было получить «рабочее положение». В ФЗУ мы прошли курс девятилетки и получили аттестат. В 1933 году я пошла работать на завод и параллельно поступила на курсы подготовки в ВУЗ. Они находились у Нарвских ворот, жила я на улице Маяковского, а завод был у Политехнического института. Я решила учиться в утренней группе, а работать вечером. От Нарвских ворот трамвай № 9 шел до Политехнического института более часа, и во время поездки я успевала сделать часть домашнего задания. В 1934 году я получила командировку для поступления в институт. Выбор у меня был сделан с детства — я подала заявление в Университет, на биологический факультет, сдала экзамены и была зачислена», — рассказывала Мария Михайловна.

В ЛГУ – к Догелю

Студентам начала 1930 годов повезло. На биологическом факультете тогда работали известные ученые: академики А. А. Ухтомский и В. Л. Комаров (будущий президент АН СССР), профессора В. А. Догель, Г. Д. Карпеченко, А. А. Филипченко, А. А. Гавриленко, П. П. Иванов, Д. Н. Кашкаров, К. М. Дерюгин, С. Д. Львов и многие другие. Специализация тогда начиналась уже с конца первого курса, так как зоологи, ботаники и физиологи летом после второго семестра проходили разную практику.

Мария Михайловна вспоминала: «Прослушав лекции Валентина Александровича Догеля по зоологии беспозвоночных, которые он читал блестяще, сопровождая их рисунками цветными мелками на доске, я решила пойти на эту кафедру. В это время на кафедре работали А. П. Римский-Корсаков, М. М. Исакова-Кео, А. В. Иванов и А. М. Александрова. Ю. И. Полянский (будущий заведующий кафедрой) тогда работал в Педагогическом институте им. Герцена, а в Университете руководил большим практикумом и некоторыми курсовыми и дипломными работами студентов. Моими соучениками на кафедре были А. В. Гусев и И. М. Олигер».

Практика по зоологии проводилась в Старом Петергофе на базе Биологического института университета и была общей для всех зоологов. У курса Марии Волковой ее вел по зоологии беспозвоночных аспирант кафедры Я. Д. Киршенблат (впоследствии известный паразитолог), а по зоологии позвоночных, в большей части орнитологии, экскурсии проводил талантливый зоолог Л. М. Шульпин (погиб на Великой Отечественной войне). Там же после второго курса Мария проходила специальную практику по простейшим, которой руководили В. А. Догель и Ю. И. Полянский. На третьем курсе, когда надо было выбирать более узкую специализацию, Волкова выбрала паразитологию — тогда и до сих пор одно из главных направлений специализации на кафедре зоологии беспозвоночных.

Профессор Догель посоветовал своей студентке после окончания третьего курса заняться изучением паразитофауны рыб. В. А. Догель — человек и ученый, сыгравший ключевую роль в судьбе не только самой Марии Михайловны, но и нескольких поколений ленинградских зоологов, паразитологов и протозоологов. Параллельно с работой в ЛГУ Валентин Александрович руководил лабораторией болезней рыб во Всесоюзном научно-исследовательском институте озерного и речного рыбного хозяйства (ВНИОРХ). В плане лаборатории тогда стояло исследование паразитофауны рыб низовьев Дона и различных участков Азовского моря. Экспедиция на Дон стала первым полевым опытом Марии Михайловны.

Летом 1938 года Маша Волкова участвовала в другой паразитологической экспедиции, организованной совместно ВНИОРХ и Педагогическим институтом им. Герцена под руководством Ю. К. Петрушевского — ученика В. А. Догеля. Ученые исследовали паразитов рыб, обитающих в реках Сибири — Иртыше и Оби. В низовьях Оби, в Салехарде, Мария Михайловна более двух месяцев работала одна и собрала большой материал по паразитам осетровых, лососевых и частиковых рыб. Этот материал частично вошел в дипломною работу, защищенную М. М. Волковой в 1939 году и опубликованную в «Ученых записках ЛГУ» в 1941 году.

Сразу после окончания Университета, в конце 1939 года, Мария Михайловна поступила в аспирантуру к В. А. Догелю. А зимой в Университете демонстрировался документальный фильм о заповеднике «Семь Островов» (Восточный Мурман). Директор заповедника Л. О. Белопольский, представлявший фильм, обратился в ЛГУ с просьбой прислать кого-нибудь в заповедник для изучения паразитофауны колониальных птиц, обитающих на островах. В. А. Догель предложил своей аспирантке заняться новой темой. Поездки на Мурман не только дали материал для кандидатской диссертации Марии Михайловны, но и определили ее дальнейший жизненный путь.

Сороковые, роковые…

 «В начале мая 1940 года я поехала в заповедник и приступила к работе, — вспоминала Мария Михайловна. — Помимо исследования птиц, я изучала паразитофауну литоральных беспозвоночных (промежуточных хозяев паразитов птиц) и раскрыла жизненные циклы некоторых видов. Работала с увлечением по 18–20 часов в сутки и за лето собрала огромный материал, к обработке которого приступила зимой 1941 года в Ленинградском университете. Уже в мае я вернулась в заповедник и начала активную работу. Затем началась война, и в первые же ее дни мы наблюдали, как немцы бомбили и топили наши корабли. Было принято решение о вывозе всех сотрудников с островов. В конце июля мы отправились в Мурманск на поврежденном транспортном судне. Сильная бомбежка заставила транспорт подойти к берегу. Нас высадили в Дальних Зеленцах, а через несколько дней на маленьком катере мы добрались до Мурманска, откуда отправились в Ленинград. Мои попутчики советовали мне не возвращаться в Университет, а сойти с поезда на станции Мга, чтобы затем ехать прямо к месту эвакуации моей мамы. Я отказалась, поскольку не могла позволить себе уехать в эвакуацию, прежде не возвратив на кафедру микроскоп и другое экспедиционное оборудование. И я вернулась в Ленинград, у стен которого уже вплотную стоял враг».

В блокадном Ленинграде Мария Михайловна осенью 1941 года работала в деканате биофака. Позже участвовала в качестве секретаря экзаменационной комиссии в последней перед эвакуацией Университета сдаче госэкзаменов, дежурила в подшефном госпитале, развернутом на историческом факультете. Продолжалась работа и на кафедре зоологии беспозвоночных: оставшиеся сотрудники разбирали музейные препараты, фиксированные формалином, и переносили их в кабинет заведующего, который еще немного отапливался.

В марте 1942 года М. М. Волкова эвакуировалась в Ярославскую область, где год проработала в школе-семилетке преподавателем биологии и химии, а также завучем. Осенью 1943 года она уехала научным сотрудником-паразитологом на Дальний Восток в Судзухинский заповедник, расположенный в 180 км от Владивостока, директором которого был Л. О. Белопольский. Вскоре Мария Михайловна вышла за него замуж. В 1944 году у них родился сын Андрей. «Место, где мы жили и работали — три домика в тайге недалеко от берега Японского моря, — вспоминала Мария Михайловна. — Было очень красиво. На сопках разнообразная растительность: от кедровой сосны до винограда и актинидий, много цветов, в тайге поляны с разнообразными орхидеями; к дому подходили косули, пятнистые олени, гималайские медведи, кабаны... Белки, бурундуки и колонки бегали по крыльцу дома».

В план работы Белопольской входило исследование паразитофауны млекопитающих и птиц. Особое внимание Мария Михайловна уделяла исследованию птиц во время их сезонных миграций. Это позволило расширить классификацию паразитов, предложенную ранее ее руководителем, профессором Догелем, еще одной категорией — миграционными паразитами. К этой группе были отнесены формы, которыми птицы заражались в период пролета на местах кормежки. Среди них было много видов трематод (паразитические плоские черви) из семейства Microphallidae, которым ученый позднее посвятила две специальные объемные сводки (Трематоды животных и человека, 1952 г., 1963 г.) и которые послужили материалом для докторской диссертации М. М. Белопольской (1964 год).


Возвращение в Ленинград

В 1946 году Мария Михайловна вернулась в Ленинград и восстановилась в аспирантуре, а на следующий год защитила кандидатскую диссертацию на тему «Паразитофауна птиц заповедника "Семь Островов" (Восточный Мурман)». В это же время на заседании выездной сессии АН СССР, проходившей в Ленинграде, профессор В. А. Догель познакомил свою ученицу с академиком К. И. Скрябиным, тогда одним из ведущих паразитологов страны. Он издавал многотомное руководство по трематодам, в котором и предложил участвовать Белопольской. В предисловии к шестому тому этой серии Скрябин отмечал: «Глава "Семейство Microphallidae" написана биологом-гельминтологом М. М. Белопольской, которая лично собрала уникальный научный материал в глухих прибрежных зонах Дальнего Востока и обогатила гельментологическую науку нахождением целого ряда новых интереснейших представителей этой своеобразной группы трематод». Эту тему Мария Михайловна вела на кафедре зоологии беспозвоночных ЛГУ, где с 1948 года работала ассистентом, доцентом и, наконец, профессором.

Она читала общий курс зоологии беспозвоночных для вечернего отделения биофака и специальные курсы (местная фауна, география паразитов), вела практические занятия по зоологии беспозвоночных и летнюю практику по этой дисциплине, руководила большим практикумом, курсовыми и дипломными работами студентов на кафедре. Приезжали к Белопольской на стажировку и гельминтологи из других городов и республик СССР, даже из-за рубежа. Продолжала Мария Михайловна и полевую работу — в Эстонии на орнитологической станции в Пухту, на морской станции Зоологического института АН СССР на Белом море и на станции этого же института на Куршской косе. Несколько лет читала лекции на только что созданном биолого-химическом факультете Ивановского университета и в течение 10 лет была там председателем Государственной экзаменационной комиссии. Конечно, была членом ученых советов биолого-почвенного факультета ЛГУ и Зоологического института АН СССР, а также членом редколлегии журнала «Паразитология», входила в состав научного координационного совета АН СССР.

В 1952 году работа Марии Михайловны в ЛГУ едва не прервалась. В марте арестовали ее мужа, брат которого был расстрелян по Ленинградскому делу в 1950 году. Один из коллег по кафедре, доцент и парторг Г. С. Марков, стал буквально выживать Белопольскую с факультета как жену «врага народа». Если бы не заступничество заведующего кафедрой профессора В. А. Догеля, вероятно, Марии Михайловне пришлось бы уйти из Университета. Через год умер Сталин, и летом 1953 года Л. О. Белопольский вернулся из ссылки, а Г. С. Марков перешел на работу в Сталинградский пединститут. Больше работе М. М. Белопольской в ЛГУ ничего не мешало.


Учитель и друг

Мария Михайловна проработала на кафедре зоологии беспозвоночных до 1986 года. Результат ее научной деятельности — свыше 60 научных публикаций в области экологической паразитологии и систематике гельминтов, в которых было описано 50 новых видов паразитических червей. За заслуги перед отечественной гельминтологией профессор М. М. Белопольская была неоднократно награждена, в том числе памятными медалями академиков К. И. Скрябина и Е. Н. Павловского.

Я окончил биофак ЛГУ в 1975 году. После окончания Университета, несмотря на разницу в возрасте, у меня не только сохранялась, но и упрочилась дружба с Марией Михайловной — профессором кафедры зоологии беспозвоночных и замечательной женщиной, 100 лет со дня рождения которой исполняется в эти дни. К счастью, некоторые наши беседы я записывал сам и убедил Марию Михайловну написать подробную автобиографию.

Со студентами, равно как и с большинством сотрудников, у Марии Михайловны Белопольской, как правило, устанавливались дружеские отношения, которые не ограничивались только работой. Многие из ее студентов, уже давно окончив Университет, с удовольствием встречались со своим профессором. Встречи проходили и в Университете, и у Белопольской дома. Она, как правило, приглашала друзей и коллег на день своего рождения, Новый год, Пасху. Праздники отмечались в несколько приемов: сначала в кругу родных и близких коллег-ровесников, а потом и с кафедральной молодежью. Традиция эта не прекратилась и после ухода М. М. Белопольской на пенсию — она постоянно была в курсе университетских дел и с удовольствием общалась со своими друзьями и учениками. Мария Михайловна любила гостей, была прекрасной хозяйкой и интересной собеседницей. Ее интересовало все происходившее в стране, а гости (особенно молодые) с огромным интересом слушали ее рассказы о довоенном и послевоенном Университете и его людях, в частности, о старой профессуре биофака. Для студентов кафедры зоологии беспозвоночных ЛГУ 1950–1980-х годов и сама М. М. Белопольская останется в памяти человеком и ученым догелевской школы, лучшие представители которой всегда были не только учеными, но и любимыми учителями, и замечательными людьми.

С. И. Фокин, доктор биологических наук, ведущий научный сотрудник СПбГУ




Фото из архива М. М. Белопольской


Просмотров: 411

Возврат к списку новостей


контакты       карта сайта      почтовый сервер       управление      поддержка

199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., 7-9
© Санкт-Петербургский государственный университет, 2006-2015